На сентябрьском заседании ФРС второй раз подряд в этом году уменьшила ставку на 0,25 п.п. — до 1,75–2%. Однако я бы не стал называть это длительным циклом снижения, так как подобное не входит в интересы регулятора. Ранее показатель был уменьшен в июле, что произошло впервые с 2009 года. Тогда ставки снижались в ответ на финансовый кризис. Сейчас же экономика США растет, и это выступает главным аргументом в пользу того, что уменьшение процентов не должно продлиться долго. Дополнительным аргументом можно назвать непредсказуемость политики Дональда Трампа, так как объявление о регулярном затяжном снижении ставок лишит гибкости монетарную политику.

По тону пресс-конференции можно сказать, что ФРС продолжает считать снижение ставок коррекцией в середине цикла. Это говорит о том, что решение о смягчении политики не связано с растущими рисками рецессии. Глава ФРС Джером Пауэлл сказал — «умеренных» действий регулятора должно быть достаточно для сохранения экономического роста США. Экономика Америки заметно замедляется, но продолжает расти, и в таких условиях резкое снижение ставки может способствовать надуванию кредитных пузырей и разгону инфляции. Более того, замедление экономической активности главным образом связано с ухудшением внешних условий. Мировая экономика тормозит в росте во многом из-за торговых войн, которые находятся вне власти монетарных инструментов.

Еще в августе глава ФРС отметил: несмотря на то, что денежно-кредитная политика — мощный инструмент, который поддерживает потребительские расходы, деловые инвестиции и доверие общественности, она не может контролировать международную торговлю. Более того, по словам Пауэлла, в истории не было прецедентов, когда торговые отношения так негативно отражались на экономических перспективах, что осложняли работу регулятора. Так что, считаю, монетарные инструменты не могут снизить главный риск для ВВП в виде торговых войн, а глубокое и резкое снижение ставок лишь усугубит дисбалансы в экономике.

Дополнительным риском низких ставок можно назвать инфляцию. В свете торговых войн импортные ограничения и деглобализационные процессы могут значительно повысить риски роста цен, так как приведут к увеличению издержек на транспортировку и оплату труда. И хотя в последние годы центральные банки больше обеспокоены проблемой снижения стоимости товаров и услуг, уроки гиперинфляции 1970-х не стоит забывать. Тогда причины быстрого роста цен также лежали в мягкой денежно-кредитной политике и геополитическом разломе, спровоцированном крахом Бреттон-вудской системы. Итак, к рискам инфляции ФРС относится внимательно, что также ограничивает потенциал дальнейшего снижения ставок. Однако, это дело не ближайших месяцев. Пока рост цен находится под контролем. ФРС сохранила формулировку о том, что инфляция остаётся ниже целевого показателя в 2% без изменений.

Кроме того, регулятор сейчас не склонен к четкому курсу на снижение ставок из-за непредсказуемости экономических перспектив США. Даже среди участников комитета по открытым рынкам, судя по голосованию, нет единой позиции по будущему экономики страны на ближайшее время. Впервые с 2016-го волеизъявления трех голосующих членов отличались от общего решения по снижению ставки на 0,25 п.п. Два голоса были за сохранение показателя, и один — за снижение сразу на 0,5 п.п. Торговая политика Трампа и ее последствия трудно поддаются прогнозу.

Президент США регулярно нападает на ФРС с призывом снизить ставку. Подобными атаками он, вероятно, старается перенести вину за замедляющуюся из-за торговых войн экономику. В 2020 году в США будут президентские выборы, и глава Белого дома точно не хочет выглядеть в глазах избирателей виновником спада. Глубокое снижение процентов может замаскировать тарифную природу проблем экономики страны, что сыграет на руку Трампу в переизбрании. ФРС же призвана быть аполитичной, и вряд ли мы когда-то услышим комментарии от действующих чиновников про выборы.

Таким образом, можно сказать, что ставка хоть и может быть снижена еще на 0,25-0,5п.п., но большего уменьшения в этом цикле ждать сложно. Негативные риски более глубокого сокращения в виде ухудшения финансовой стабильности и разгона инфляции пересиливают возможный позитивный эффект.

Автор — финансовый аналитик

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Источник: iz.ru